January 6th, 2016

Улыбка

Кто кому чего должен?

Прочла тут у одной очередную дискуссию на тему о том, кто кому чего должен. Короче, девушка(точнее женщина) - тридцать лет, все-таки женский возраст, мне кажется...когда меня на рынке, например, называют девушкой, то это нормально - это торговый прием такой. На рынке и в 70 лет все девушки, но по жизни тридцать лет это молодая женщина. Впрочем, это мое мнение, естественно. Современные тридцатилетние молодки, впрочем, сердятся, когда их называют женщинами...Но это я отвлеклась, впрочем. Так вот, идет яростная дискуссия на тему о том, кто что кому должен в браке. Женщины(пардон, девушки, конечно) ратуют за то, что избранник должен получать не меньше 200 000 штук, а девушка не будет работать, зато родит ребеночка(или парочку). И вот мужики, конечно, кричат - какая пакость, продажная, и т.п. Женщины же(многие, весьма многие) кричат, что мужик и обязан, и как иначе рожать, если нету финансовой подушки безопасности, и прочее...И я конечно задумалась - все же что должен мужчина своей семье? И должен ли что-нибудь вообще по нынешним временам? Может быть оба должны вносить равномерную лепту? Фиг его знает...лично я вообще изначально была настроена сидеть дома, рожать детей, готовить, шить шмотки всей семье(я очень хорошо шила), но все эти сладкие мечты разбились о жесткую действительность. Муж попробовал бить ребенка(трехлетку-то) пришлось его выгнать, платить он естественно ничего не стал(а зачем? на бл...дей меньше останется) и пришлось мне впрягаться и тянуть. И я потянула. Очень хорошо. И вот сейчас я все же полагаю, что изначально мужик приносил мамонта в пещеру, а жена его жарила, и шила из шкур одежду. И так и должно быть. Но не для меня. Я уже втянулась, зарабатываю, самодостаточна, и представить себе не могу, как бы я кому-то подчинялась, от кого-то зависела, под кого-то подстраивалась...упаси господь. Вот такая как сейчас я больше всего люблю независимость, свободу и свою Кошку. А молодые женщины мечтают о мужиках, которые бы по 200 штук приносили, и чтоб не делать ничего никогда. Может, они правы?