September 25th, 2011

Улыбка

Лучше продать, чем отдать даром. Нет?

Тут заспорили мы на тему о дальних территориях - типа их отдавать или нет? И вот я лично получила столько разгневанных писем, что я не патриотка, что я такая-сякая, а их - земли эти - надо держать судорожно в них вцепившись. Но! Никто из моих оппонентов не поедет туда ни за что. Крики, причитания...и все. Но! Разве от криков различных что-то может измениться? Кому-то станет легче? Я хочу разъяснить свою позицию. Я не хочу что-либо отдавать, нет. Но я вижу, что невостребованные нами территории будут заняты. Они уже занимаются китайцами, например. Вы знаете, что там делается, на Дальнем Востоке? А я знаю. Экспансия китайская. Мирная пока, но идет бурными темпами. Ну? Вот что с этим делать прикажете? Пока все идет как идет. местное население по возможности уезжает, китайцы въезжают. Тут один деятель пишет так "Если вопрос стоит так: всё бросить и вдруг ни с того, ни с сего поехать, то я не поеду. И никто не поедет. И снова говорю: это не честный инструмент. Честнее было бы спросить: чем Вы может поддержать тех, кто согласится поехать. А вот поедешь или нет надо спрашивать у студентов первокурсников. У них вся жизнь впереди и ещё никаких пут и обязательств." Вот, видите, "и никто не поедет". Что и требовалось доказать. А у студентов-первокурсников? Ого! Они вам ответят, как они хотят ехать на Дальний Восток! И потом. Первокурсник - это будущий белый воротничок, а нужны больше всего там рабочие руки, вкалывать! Еще раз спрашиваю - кто поедет туда вкалывать??? И последнее - допустим, человек чего-то хочет. По-настоящему. Так вот каждое большое "хочу" состоит из кучи маленьких "не хочу". Кто-то хочет накачаться, как Шварценеггер. Но вот для этого надо каждый день преодолевать себя, делать то, что не хочется. А если человек просто ноет, "я хочу крутую мускулатуру" лежа на диване, значит, он не хочет накачаться. Он хочет ныть об этом. Аналогию не усматриваете? Каждый, кто бухтит о дальних землях - не отдадим типа - но ничего для этого не делает, и не хочет работать для этого. Он хочет стонать на тему, какой я патриот. И все. А чтобы земли остались у нас, нужны работники. А не говоруны всех мастей. А я не хочу ничего отдавать. Я просто вижу, что придется. Поэтому я говорю - лучше продать сейчас, чем через некоторое время отдать даром. А к этому идет.